?

Log in

No account? Create an account

Категория: дети

Это просто личный журнал.

Я веду его для себя. Если интересно читать - читайте, хочется оставить комментарий - и это не проблема. Особых правил нет, но если мне что-то резко не понравится баню и больше к этому вопросу не возвращаюсь.

1 of 6 children

are living in poverty in Australia. Сказали в телевизоре. Удивляют те, кто с розовыми очками ради детей переезжает в Австралию.

Детские времена

В детстве увлечений было много, но в техническом плане - это не смартфоне, скажем, щёлкать: правильно выбрать плёнку (35 вроде), в красном свете сначала проявить её, потом - закрепить её, правильно выбрать бумагу (глянциваю или нет), потом осушить. Всё это было некой магией. А сейчас?

Китайцы

Это не проблема, это серьёзная проблема - в регионах это не заметно, а вот, скажем, в Сиднее, это заметно: в Haymarket белого человека практически не увидеть, одни китайцы, многие с маленькими детьми - они просто колонизируют Австралию. Встречалось, что эмигрируют ради детей - это ж надо быть такими дебилами. Мне 52 и мне не дожить когда Австралия станет провинцией Китая, детей нужно учить не английскому, а китайскому. В библиотеке в центре все объявления дублируются на китайском, а вот лет через 10 все объявления на китайском будут дублироваться на английском...

P.S. У меня знакомая в Бризбане, приехала из Казани по невестинской визе со взрослыми детьми, отличная семья - муж фотограф, обрабатывает снимки в фотошопе, выставляется, я приезжал и мы что-нибудь готовили, потом сидели и разговоры разговаривали. Как-то знакомая приготовила плов, а я - винегрет. Нашим всё понравилось, муж съел с героизмом, а подруга её сына, австралийка, не съела и половины. Это к вопросу почему продать русскую еду в Австралии почти нереально среди нерусских. Но дополнение не об этом - дочь, студентка, фишку просекла и уехала в Гонг Конг учить китайский.
Скандал вокруг детского шоу «Голос» бушевал все выходные и сбавлять обороты, похоже, пока не намерен.

https://m.vz.ru/opinions/2019/4/29/975579.html

На имми о голодоморе...

"На сельских улицах пахло гарью — это лежала зола на дороге которую не разгребали куры, потому что их поели. Хаты стояли, полные бездетной тишины; одичалые, переросшие свою норму лопухи ожидали хозяев у ворот, на дорожках и на всех обжитых протоптанных местах, где ранее никакая трава не держалась, и покачивались, как будущие деревья. Плетни от безлюдья тоже зацвели: их обвили хмель и повитель, а некоторые колья и хворостины принялись и обещали стать рощей, если люди не вернутся. Дворовые колодцы осохли, туда свободно, переползая через сруб, бегали ящерицы отдыхать от зноя и размножаться. Захара Павловича еще немало удивило такое бессмысленное происшествие, что на полях хлеб давно умер, а на соломенных крышах изб зеленела рожь, овес, просо и шумела лебеда: они принялись из зерен в соломенных покрытиях. В село перебрались также полевые желто-зеленые птицы, живя прямо в горницах изб; воробьи же снимались с подножия тучами и выговаривали сквозь ветер крыльев свои хозяйские деловые песни.

Минуя село, Захар Павлович увидел лапоть; лапоть тоже ожил без людей и нашел свою судьбу — он дал из себя отросток шелюги, а остальным телом гнил в прах и хранил тень под корешком будущего куста. Под лаптем была, наверное, почва посырее, потому что сквозь него тщились пролезть множество бледных травинок. Из всех деревенских вещей Захар Павлович особенно любил лапоть и подкову, а из устройств — колодцы. На трубе последней хаты сидела ласточка, которая от вида Захара Павловича влезла внутрь трубы и там, в тьме дымохода, обняла крыльями своих потомков.

Вправо осталась церковь, а за ней — чистое знаменитое поле, ровное, словно улегшийся ветер. Малый колокол — подголосок — начал звонить и отбил полдень: двенадцать раз. Повитель опутала храм и норовила добраться до креста. Могилы священников у стен церкви занесло бурьяном, и низкие кресты погибли в его чащах. Сторож, отделавшись, еще стоял у паперти, наблюдая ход лета; будильник его запутался в многолетнем счете времени, зато сторож от старости начал чуять время так же остро и точно, как горе и счастье; что бы он ни делал, даже когда спал (хотя в старости жизнь сильнее сна — она бдительна и ежеминутна), но истекал час, и сторож чувствовал какую-то тревогу или вожделение, тогда он бил часы и опять затихал.

— Живой еще, дедушка? — сказал сторожу Захар Павлович. — Для кого ты сутки считаешь?

Сторож хотел не отвечать: за семьдесят лет жизни он убедился, что половину дел исполнил зря, а три четверти всех слов сказал напрасно: от его забот не выжили ни дети, ни жена, а слова забылись, как посторонний шум. «Скажу этому человеку слово, — судил себя сторож, — человек пройдет версту и не оставит меня в вечной памяти своей: кто я ему — ни родитель, ни помощник!»

— Зря работаешь! — упрекнул Захар Павлович.

Сторож на эту глупость ответил:

— Как так — зря? На моей памяти наша деревня десять раз выходила, а потом обратно селилась. И теперь возвернется: долго без человека нельзя.

— А звон твой для чего?

Сторож знал Захара Павловича как человека, который давал волю своим рукам для всякой работы, но не знавшего цену времени.

— Вот тебе — звон для чего! Колоколом я время сокращаю и песни пою…

— Ну пой, — сказал Захар Павлович и вышел вон из села.

На отшибе съежилась хатка без двора, видно, кто-то наспех женился, поругался с отцом и выселился. Хата тоже стояла пустой, и внутри нее было жутко. Одно только на прощанье порадовало Захара Павловича — из трубы этой хаты вырос наружу подсолнух, — он уже возмужал и склонился на восход солнца зреющей головой.

Дорога заросла сухими, обветшалыми от пыли травами. Когда Захар Павлович присаживался покурить, он видел на почве уютные леса, где трава была деревьями: целый маленький жилой мир со своими дорогами, своим теплом и полным оборудованием для ежедневных нужд мелких озабоченных тварей. Заглядевшись на муравьев, Захар Павлович держал их в голове еще версты четыре своего пути и наконец подумал: «Дать бы нам муравьиный или комариный разум — враз бы можно жизнь безбедно наладить: эта мелочь — великие мастера дружной жизни; далеко человеку до умельца-муравья».

Появился Захар Павлович на опушке города, снял себе чулан у многодетного вдовца-столяра, вышел наружу и задумался: чем бы ему заняться?

Пришел с работы столяр-хозяин и сел рядом с Захаром Павловичем.

— Сколько тебе за помещение платить? — спросил Захар Павлович."



Украина, до революции...

1. Никаких сомнений в том, что вы собираетесь или не собираетесь делать с женщиной. Она ваша изначально.
2. Взгляд должен быть спокойным, ироничным и с искринкой.
3. Развивайте женщину: давайте новые точки зрения, создавайте для неё площадку для шага вперёд. Вы должны быть умным без занудности.
4. Вы должны чувствовать грань между не быть скрягой и не быть транжирой.
5. Вы должны быть безумным, но в рамках разумности.
6. Если вы неспособны за 10 минут общения хоть раз рассмешить и пару раз улыбнуть незнакомую женщину - вы лошара.
7. Нужно научиться быть с женщиной в качестве отца, но не считать её ребёнком.
8. К чёрту ужин со свечами - женщина и сама это придумает, создавайте для неё новые эмоции. Неожиданное нечто - это плюс вам.
9. Слушайте женщину - каким бы бредом это не было для неё это важно.
10. Любите женщину, уважайте её, цените её поступки ради вас.

 

Ну навскидку и правило десяти пунктов.

А фото моего друга по краснояскому универу - Саша Дымов с физфака, на многотысячниках был. Мои-то фото почти все видели. Песни хорошие сочинял...

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Pacific Fair

На Broadbeach этот центр современной торговли.:) Сравнить можно с лондонским Westfieldom и неизвестно какой лучше. Если тут Waitrose бы, то и вопросов не возникло бы.:)

ПрисмотретьсяСвернуть )


Выбрать:

Вот такой месяц

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
free counters
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars